Религиозная политика Кушанов


Большой интерес представляет религиозная политика Кушанов и прежде всего Канишки. Ему приписывается созыв буддийского собора (около 100 г. н. э.), положившего начало развитию догматики северного буддизма, так называемого «учения Большой колесницы» («Магаяна»), получившего распространение в Монголии, а также в Тибете и других районах Китая. Эта разновидность буддизма, как известно, отличается значительным синкретизмом, первоначально отразившим религиозный синкретизм империи Канишки: на монетах последнего встречаются изображения Будды, индийского Шивы, греческих Гелиоса и Селены (божества солнца и луны), зороастрийского Митры, семитической богини плодородия Нанайи и др.
Не случайно, что именно в I—II вв. н. э. во всех крупных державах античного мира распространяются великие «имперские религии» — религии, которые призваны были укрепить централизованную государственную власть в условиях начавшегося кризиса рабовладения. К Статуя II в. н. э. Старая Ниса этому оказались не способны древние религии локальных городских царств, племенные и кастовые культы. Стремлением создать синкретические системы, освящающие религиозным авторитетом имперские объединения, характеризуется и реформа зороастризма в Парфии, сопровождавшаяся кодификацией Авесты при Вологезе I, и христианство — реформированный синкретический юдаизм Римской империи, и реформированный буддизм в Кушанской империи и Китае. Следует заметить, что верования, создававшиеся на протяжении. веков в Средней Азии, не только легли в основу реформированного зороастризма, но и вошли в какой-то мере и в буддизм и в христианство (например, представление о ра> и аде). Могущественным соперником христианства в Римской империи какое-то время был митраизм, культ среднеазиатского солнечного божества.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.